Рафаэлло

Нет, это не рубрика «хозяйке на заметку», это не про конфеты Рафаэлло! Сегодня мы поговорим об эфемерном, поскольку оно сильно взволновало меня. Посетили Пушкинский с выставкой Рафаэля Санти: «Рафаэль. Поэзия образа», несколько работ которого были привезены из галереи Уффици во Флоренции.

Похоже, история с Серовым повторяется. На этот раз Рафаэль решил нас довести до полного обморожения. Очередь в Пушкинский, впрочем как и обычно, была на высоте. И что же мы видим в конце бесконечной очереди, даже нескольких. (К слову, очередь была даже в гардероб — элементарно не было номерков. Что гардеробщица охарактеризовала весьма ёмко и феерично: «Один гардероб на всю Россию, у нас же не только москвичи бывают»). А видим мы несколько работ Рафаэля Санти, часть из них эскизы, выполнены черным мелом. Мы предусмотрительно взяли из дома скачанный аудиогид на мобильном приложении izi.travel . Слушали через блютус наушники. Было очень удобно и по-современному. Из всего «изобилия» картин женские портреты не понравились ни мне, ни ДК. Зажиточных женщин Рафаэль изображал со слишком квадратным лицом. Да и аудиогид на тему одной такой картины мягко намекнул, что эксперты до сих пор спорят — Рафаэль это или нет. И выставки показалось мало, обошли с аудиогидом все картины минут за 5. Стоило ли это стояния на морозе в очереди около 2х часов — вопрос спорный, видимо, всё зависит от любви к искусству. Возможно, стоять на жаре в галерею Уффици во Флоренции не так тяжко, а может просто мы переморозились??? В любом случае, хотелось больше работ Рафаэля, но не всегда это возможно, ведь такие гениальные произведения, как «Афинская школа», написаны в виде фресок и их можно посмотреть только на месте.

Теперь немного расскажу про must-see , который я никогда не пропускаю при посещении Пушкинского. После короткой выставки Рафаэля Санти, мы не успели устать и прогулялись по основному залу, посмотрели на Давида с пращой. Ну и также пришли к скульптуре «Плакальщик». Я называю её кратко — «монах». Скульптура очень знакома мне с детства, мне её всё время описывали, как самую страшную статую, страшную именно своей реалистичностью, тем, что она изображена в человеческий рост. Монаха даже вроде как переставили в более удачное место, чтобы люди внезапно его не пугались, спускаясь с лестницы. Для меня монах это такой же талисман Пушкинского музея как Давид, и, как бы я не устала, каждый раз как мы туда приходим, обязательно идем на них посмотреть, иначе поход в музей пройдет зря.

Спасибо за внимание, Ваша культурная ЕК!